Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Верхний пост. Мои публикации

1. Дриг Е.Ф. Сталинские танкисты. Организация войск, прохождение службы, униформа. - М.: Фонд "Русские Витязи", 2020.



Рецензии, отзывы, комментарии:
https://ioncore.livejournal.com/64832.html
https://yuripasholok.livejournal.com/12879369.html
https://www.livelib.ru/history/post/58990-stalinskie-tankisty-ot-evgeniya-driga
Совершенно шикарный комментарий найден тут: https://www.diary.ru/~EricMackay/p219663133.htm - "Этой книги не будет в научном и любительском обороте"


2. Дриг Е.Ф. Войска Семена Михайловича. История организационного строительства стратегической конницы РККА. - М.: Фонд "Русские Витязи", 2019.

Дриг Войска Семена Михайловича.jpg

Рецензии, отзывы, комментарии:
https://paul-atrydes.livejournal.com/158699.html
https://www.livelib.ru/history/post/41161-strategicheskaya-konnitsa-rkka-ot-evgeniya-driga
https://vif2ne.org/rkka/forum/0/co/123577.htm
https://ioncore.livejournal.com/48334.html
https://eugen-pinak.livejournal.com/18979.html

Collapse )
.
.

Гробики, они же кирпичики, они же палочки

Смотрю, загруженный народ подустал читать про переквалификацию в танкисты. Сегодня отвлечемся на что-нибудь попроще.
Просматривая материалы о разработке нового положения о прохождении службы 1928 г., я задумался над тем, как в армии называли петличные знаки различия.
Ну треугольники, понятно, никак не склоняли. Ромбы вроде бы тоже.
Квадраты сейчас принято называть "кубарями", но насколько аутентично название, особенно, для 1920-х гг.? Что-то сомневаюсь. В официальных и не очень источниках они всегда именовались "квадратами", "квадратиками".
А вот мои любимые прямоугольники...
Поначалу устоявшегося наименования, судя по всему, не было и называли по-разному, в меру своего отношения к ним.
Бывший начальник командного управления Ефимов, который вместе с Левичевым обжегся на введении в октябре 1924 г. звезд на петлицы, очевидно, к новым знакам различия никакого пиетета не испытывал и на одном из совещаний высказался: "Москва не знает этих гробов, палочек и квадратов". Тут гробами скорее всего названы прямоугольники (возможно, вместе с квадратами).
Примерно в то же время другой высокопоставленный военнослужащий, рангом даже выше Ефимова, называет прямоугольники "кирпичиками".
Но все эти названия в итоге в армии не прижились, а общеупотребительными стали "шпалы". Настолько распространенным названием, что так они названы даже в официальном издании - ценнике на продукцию Ленэмальера 1933 года.

Пара случайных фотографий конца 1920-х гг. военнослужащих со знаками различия 9-й категории, обозначавшейся на петлицах тремя прямоугольниками (гробиками, палочками, кирпичиками или шпалами).




.
.

Курсы усовершенствования ММВ и переквалификация пехотинцев и кавалеристов в танкисты. Часть 3

Поскольку речь зашла о подготовке командиров других родов войск на различных курсах, вернемся в 1932 год, на который пришелся пик массовой переквалификации начальствующего состава. В 1932 году скромные планы по формированию трех мехбригад и 11 полков, о которых шла речь ранее, были отброшены и забыты как неактуальные. Понадеявшись на возможности промышленности, советское руководство грезило о механизированных корпусах; механизированных бригад, как отдельных так и в составе корпусов планировалось девять; речь уже шла о поголовном включении танковых и бронечастей в кавалерийские дивизии и о почти сотне танковых батальонов для пехоты.
Понятно, что увеличение количества частей и подразделений должно было вызвать и пропорциональное увеличение численности переподготавливаемого начсостава.
К сожалению, мне не удалось установить пока точное количество лиц, проходивших обучение (переквалификацию) на Ленинградских и Московских курсах усовершенствования в 1932 году, начиная с весны 1932 года (основной набор произошел в мае, а выпуск в сентябре). Гигантский объем работы курсов можно примерно представить по подготовленному в Штабе РККА в марте 1932 года проекту постановления РВС СССР, в котором предполагалось переквалифицировать 3610 человек среднего, старшего и высшего начсостава:

Проект постановления РВС СССР
марта 1932
«О подготовке кадров бронетанковых частей»

В связи с реконструкцией армии на базе развернутого формирования танковых войск и для их обеспечения инженерно-техническими кадрами РВС СССР ПОСТАНОВЛЯЕТ:
[...]
5. Переподготовку начальствующего состава пехоты и конницы переформировываемых частей произвести:
а) высшего начальствующего состава в количестве 87 чел. на должности командиров и начальников штабов корпусов, мехбригад и танковых бригад на Ленинградских бронетанковых курсах усовершенствования по 43 чел. в две очереди с 2-х месячн.сроком обучения;
б) старшего начсостава в количестве 133 чел. на должности командиров и начальников штабов полков и штабных работников на Ленинградских и Московских (быв.Выстрел) броне-танковых курсах в две очереди, срок обучения 3 месяца;
в) старшего начсостава в количестве 790 чел. на должности командиров и начальников штабов отдельных батальонов и командиров неотдельных батальонов на Ленинградских и Московских бронетанковых курсах в 3 очереди, срок обучения 3 месяца;
г) среднего начсостава в количестве 2600 чел. на должности командиров и помощников командиров рот и начальником штабов неотдельных батальонов на Ленинградских и Московских бронетанковых курсах в 4 очереди, срок обучения 3 месяца;
[...]


То, что в целом эти планы выполнялись, подтверждает директива начальника Штаба РККА от 22 апреля 1932 года командующим войсками Ленинградского, Белорусского и Украинского военных округов, то есть тех трех, где и переформировались из стрелковых соединений механизированные корпуса и бригады:

Начальник штаба РККА
22.04.32
№ 4/27208

Препровождая при сем план дополнительных оргмероприятий по мото-механизированным войскам на 32 год Народный Комиссар приказал при осуществлении этого плана руководствоваться следующими указаниями:
[...]
III. ПО ПОДГОТОВКЕ ЛИЧНОГО СОСТАВА
1. Развернуть техническую подготовку начальствующего состава, как реорганизуемых частей, так и для вновь создаваемых на следующих основаниях:
а) Высший начальствующий состав механизированных соединений обучать на Ленинградских бронетанковых курсах продолжительностью 2 месяца.
б) Старший начальствующий состав обучать на Ленинградских и Московских бронетанковых курсах продолжительностью 3 месяца.
в) Командиров и помощников командиров рот при Ленинградских и Московских бронетанковых курсах продолжительностью 4 месяца.
[...]
Начальник Штаба РККА Егоров


Командиров взводов (должность среднего начальствующего состава) при этом предполагалась переподготавливать частично при бронетанковых школах, частично в самих воинских частях. Среди них, например, будущий генерал-лейтенант танковых войск Вайнруб Матвей Григорьевич, до апреля 1932 года командовавший взводом в 4-м стрелковом полку 2-й Белорусской стрелковой дивизии, а после октября 1932 г. – взводом танкового батальона в той же дивизии; переподготовку он проходил на курсах при Орловской бронетанковой школе.
Безусловно, здесь нет смысла перечислять «бесконечные» списки сотен командиров, проходивших переквалификацию на курсах усовершенствования, но информация о некоторых из них наглядно продемонстрирует, из каких частей и с каких должностей приходил начсостав на курсы. Ниже приводятся некоторые командиры из первых учебных групп Ленинградских бронетанковых курсов усовершенствования, о дальнейшей судьбе которых у меня имеется информация. Обратите внимание, что очень многие занимали до этого должности командиров учебных частей, то есть военные округа к делу подбора кадров для переподготовки в танкисты подошли со всей серьезностью и отобрали, действительно, лучших.

Некоторые командиры пехоты и конницы, прошедшие переподготовку на ЛБТКУКС в 1932 году и ставшие танкистами:
ФИО - С какой должности пришел на ЛБТКУКС - Служба в ММВ в начале 1930-х гг.
Акишин Василий Степанович - Начальник штаба 88-го кавалерийского полка 12-й кавалерийской дивизии - Начальник штаба 12-го механизированного полка 12-й кавалерийской дивизии
Андреев Карп Евсеевич - Командир батальона 80-го стрелкового полка 27-й стрелковой дивизии - Командир батальона курсантов Орловской бронетанковой школы
Анохин Дмитрий Алексеевич - Помощник начальника штаба 23-го кавалерийского полка 4-й кавалерийской дивизии - Помощник по технической части командира 4-го механизированного полка 4-й кавалерийской дивизии
Антипин Василий Федорович - Командир батальона 51-го стрелкового полка 17-й стрелковой дивизии - Помощник начальника учебной части Горьковской бронетанковой школы
Барышников Иван Николаевич - Помощник командира 65-го кавалерийского полка 2-й Кавказской горнокавалерийской дивизии - Командир 2-го механизированного дивизиона 2-й горнокавалерийской дивизии
Белов Дмитрий Васильевич - Начальник штаба 5-го стрелкового полка 2-й стрелковой дивизии - Начальник АБТС 2-й стрелковой дивизии
Белов Евтихий Емельянович - Помощник командира 19-го стрелкового полка 7-й стрелковой дивизии - Командир танкового батальона 133-й механизированной бригады
Берлин Леонид Борисович - Командир батальона 41-й стрелковой дивизии - Руководитель по моторизации 2-й Киевской артиллерийской школы
Бунин Леонид Васильевич - Помощник начальника штаба 68-го стрелкового полка 23-й стрелковой дивизии - Руководитель Ленинградских БТКУКС
Воронков Григорий Иванович - Командир пулеметной роты 71-го стрелкового полка 24-й стрелковой дивизии - Командир отдельной автобронероты 24-й стрелковой дивизии
Ворсин Александр Васильевич - Командир учебного батальона 32-го стрелкового полка 11-й стрелковой дивизии - Начальник штаба школы младшего начсостава 11-го механизированного корпуса
Залкинд Марк Борисович - Начальник штаба 32-го стрелкового полка 11-й стрелковой дивизии - Начальник штаба 33-й стрелково-пулеметной бригады
Иванов Василий Иванович - Командир батальона 30-го стрелкового полка 10-й стрелковой дивизии - Командир танкового батальона 31-й механизированной бригады
Иноков Михаил Александрович - Помощник начальника сектора боевой подготовки штаба САВО - Начальник АБТВ САВО
Ковзун Петр Афанасьевич - Военный комиссар 4-го стрелкового полка 2-й стрелковой дивизии - Командир отдельного танкового батальона 2-й стрелковой дивизии
Лыков Петр Ильич - Начальник штаба 288-го стрелкового полка 96-й стрелковой дивизии - Командир отдельного танкового батальона 95-й стрелковой дивизии
Мельников Антон Михайлович - Ид начальника 1-й части штаба 64-й стрелковой дивизии - Командир курсантского батальона Саратовской бронетанковой школы
Минаев Владимир Федорович - Начальник хозяйственной части школы им.Каменева - Командир батальона курсантов Саратовской бронетанковой школы
Новиков Василий Васильевич - Командир 19-го кавалерийского полка 4-й кавалерийской дивизии - Командир 4-го механизированного полка 4-й кавалерийской дивизии
Новиков Кирилл Федорович - Командир батальона 87-го стрелкового полка 29-й стрелковой дивизии - Командир танкетного батальона 4-го стрелкового полка 2-й стрелковой дивизии
Обдаленков Николай Александрович - Командир батальона 20-го стрелкового полка 7-й стрелковой дивизии - Командир отдельного танкового батальона 80-й стрелковой дивизии
Ольшак Феликс Казимирович - Командир 14-го стрелкового полка 5-й стрелковой дивизии - Помощник начальника АБТВ УВО
Остапенко Алексей Петрович - Командир батальона 296-го стрелкового полка 99-й стрелковой дивизии - Командир отдельного танкового батальона 99-й стрелковой дивизии
Першаков Михаил Алексеевич - Начальник штаба 10-го Туркестанского стрелкового полка - Помощник начальника учебной части Ленинградских БТКУКС
Петрица Богдан Петрович - Командир батальона 134-го стрелкового полка 45-й стрелковой дивизии - Командир 3-го танкового батальона 134-й механизированной бригады
Поляков Иван Николаевич - Командир батальона 31-го стрелкового полка 11-й стрелковой дивизии - Командир батальона школы младшего начсостава 11-го механизированного корпуса
Проффен Георгий Георгиевич - Начальник штаба 31-го стрелкового полка 11-й стрелковой дивизии - Начальник 4-го отделения штаба 11-го механизированного корпуса
Слизков Георгий Иванович - Начальник штаба 134-го стрелкового полка 45-й стрелковой дивизии - Командир танкового батальона 134-й механизированной бригады
Смирнов Михаил Александрович - Помощник начальника штаба 40-го стрелкового полка 14-й стрелковой дивизии - Начальник штаба танкового батальона 32-й механизированной бригады
Соколов Георгий Ильич - Командир батальона 32-го стрелкового полка 11-й стрелковой дивизии - Командир танкового батальона 31-й механизированной бригады
Сызранов Дмитрий Михайлович - Командир учебного батальона 127-го стрелкового полка 43-й стрелковой дивизии - Командир танкового батальона 10-го стрелкового полка 4-й стрелковой дивизии
Сяги Иоганесс Августович - Командир батальона 33-го стрелкового полка 11-й стрелковой дивизии - Командир танкового батальона 32-й механизированной бригады
Чеглаков Андрей Афанасьевич - Помощник командира 110-го стрелкового полка 37-й стрелковой дивизии - Командир танкового батальона 6-го стрелкового полка 2-й стрелковой дивизии
Швец Игнатий Харитонович - Командир батальона 93-го стрелкового полка 31-й стрелковой дивизии - Командир отдельного танкового батальона 53-й стрелковой дивизии
Щусь Трофим Алексеевич - Командир батальона 50-го стрелкового полка 17-й стрелковой дивизии - Командир батальона курсантов Ленинградской школы автотанковых техников

Майор Минаев Владимир Федорович. Обучался на ЛБТКУКС в 1932 году. К началу войны заместитель командира 23-й танковой дивизии.



Майор Поляков Иван Николаевич. Еще один выпускник ЛБТКУКС 1932 года. К началу войны заместитель командира 37-й танковой дивизии.



Майор Пшенецкий Иван Васильевич. Один из тех, кто окончил ЛБТКУКС в 1932 году. В начале войны начальник автотранспортной службы 12-го механизированного корпуса.



Майор Наговицын Степан Петрович. В 1932 году слушатель ЛБТКУКС. К началу войны командир батальона Орловского танкового училища.



Начальник штаба учебного батальона 22-го стрелкового полка 8-й стрелковой дивизии Семенов Петр Николаевич в 1932 году прошел обучение на ЛБТКУКС. В 1940 г. - начальник автобронетанковой службы 61-го стрелкового корпуса.



Один из слушателей ЛБТКУКС 1932 года капитан Ральников Михаил Семенович. К началу войны помощник по технической части командира 45-й танковой дивизии.



Майор Швецов Виктор Васильевич. Обучался на ЛБТКУКС в 1932 году, до этого был адъютантом 28-го конно-артиллерийского дивизиона. В 1940 г. - начальник разведывательного отделения штаба 12-й танковой дивизии.



Подполковник Панченко Андрей Григорьевич. Слушатель ЛБТКУКС 1932 года, до этого служил в пехоте (224-й стрелковый полк 75-й стрелковой дивизии).



Помощник командира батальона 242-го стрелкового полка 81-й стрелковой дивизии Полевой Федор Харитонович окончил ЛБТКУКС в 1932 году. К началу войны командир 11-го мотоциклетного полка 21-го механизированного корпуса.



Работа курсов с массовой переквалификацией 1932 года не прекратилась. На 1933 год Ленинградским БТКУКС имени Бубнова и Московским КУКС ММВ имени Коминтерна ставились задачи:
«а/ усовершенствования комсостава мотомехвойск, который в силу краткости пребывания на БТКУКС недостаточно освоил этот род войск, а также комсостава этих войск, аттестованного на продвижение и
б/ переквалификация комсостава других родов войск для назначения их по окончании КУКСов на должности в мотомехчастях
».
Как видно из этой цитаты из директивы Главного Управления РККА от 7 декабря 1932 года, на обоих командных курсах продолжалась в том числе и переквалификация начальствующего состава других родов войск для мотомехчастей.
Так, одним из наборов в Московских КУКС мотомехвойск предполагалось переквалифицировать в 1933 году начальствующий состав из объединенных, пехотных, кавалерийских и артиллерийских школ с тем, чтобы они могли в дальнейшем занимать должности руководителей по моторизации этих школ. Среди отобранных для обучения помощник командира батареи Среднеазиатской объединенной военной школы Александров Дмитрий Никифорович, руководитель тактики Ленинградской пехотной школы Дементьев Степан Андреевич, командир роты Одесской пехотной школы Титченко Константин Никитич, руководитель по верховой езде Объединенной кавалерийской школы Бородин Петр Григорьевич, помощник командира батареи 1-й Ленинградской артиллерийской школы Доропей Сергей Клементьевич, командир взвода Московской пехотной школы Тин-Сан-У и другие.

Командир роты Закавказской пехотной школы Лядов Михаил Степанович прошел обучение на Московских КУКС мотомехвойск. В дальнейшем поступил в ВАММ им.Сталина и окончил ее в 1937 г.



***
Рассказ о курсах усовершенствования мотомеханизированных войск будет неполным, если не упомянуть самые, наверно, необычные из них, Казанские.
Плодом развернувшегося в 1920-е годы сотрудничества в том числе в военных вопросах между СССР и Германией стала созданная в окрестностях Казани в 1926 году в обход условий Версальского договора немецкая танковая школа, получившая условное наименование «КАМА» (или курсы «ТЭКО»).
Занятия в школе начались только в 1929 году и за три с лишним года в ней прошло обучение всего около 30 офицеров рейхсвера. Хотя школа создавалась немцами под свои задачи, одним из условий была возможность обучения в ней советских военнослужащих. Среди тех, о ком достоверно известно, что они побывали на учебе в «КАМА»: Бурков Василий Герасимович, Игнатьев Алексей Александрович, Мартынов Николай Маркович, Полубояров Павел Павлович и Ратнер Иосиф Маркович, все пятеро на тот момент уже были броневиками и никакой переквалификации не проходили.
Не занималось учебное заведение переквалификацией и в дальнейшем, когда немцы в 1933 г. бросили школу и на ее базе по инициативе начальника УММ РККА в том же году были созданы Казанские курсы усовершенствования технического состава мотомехвойск, которые возглавил советский помощник начальника школы «КАМА» Ерошенко Николай Федорович. Штаб РККА считал, что создание курсов вызвано больше необходимостью использования богатого оборудования, оставленного немцами, нежели подготовкой кадров, и пытался в 1934 году курсы ликвидировать, что ему, впрочем, не удалось. Такое отношение неудивительно после докладов о том, что командование курсов имеет по 3-4 персональные машины на человека, устраивает пьяные дебоши и постоянно разворовывается импортное имущество бывшей немецкой школы.
Курсы продолжили существовать и в первые годы предназначались в основном для обучения специалистов трех профилей: помощников по технической части командиров танковых батальонов и рот; начальников войсковых ремонтно-восстановительных мастерских и командиров парковых подразделений (взводов). На курсы попадали военнослужащие танковых войск, поэтому переподготовка их, действительно, не велась, но многие из них были вчерашними выходцами из пехоты и конницы с соответствующим довольно низким багажом специальных знаний, поэтому рассказ о курсах был здесь уместен.
.
.

Курсы усовершенствования мотомехвойск и переквалификация пехотинцев и кавалеристов в танкисты

История первого и многие годы единственного учебного заведения танкистов РККА сложна и запутана и об этом как-нибудь в другой раз. Начнем со времен более близким к рассматриваемому нами началу становления советских танковых войск, которое я отношу к 1929 году.
Приказом РВС СССР № 192 от 21 июня 1928 года одногодичные курсы механической тяги (бывшая Военная школа мехтяги) были преобразованы в Броневые командные курсы РККА, которым 9 мая 1929 года было присвоено имя т.Бубнова. А в декабре 1929 года курсы возглавил Шмай-Крейцберг Аврамий Иосифович, опытный броневик, командовавший в годы гражданской войны бронепоездом, бывший начальником бронесил ряда армий и округов, награжденный в 1921 году орденом Красного Знамени.
Ленинградскими броневыми командными курсами восполнялись немногочисленные потребности таких же немногочисленных бронесил в командных кадрах среднего звена в конце 1920-х годов. Не являясь нормальной школой и не обучая новобранцев, курсы переквалифицировали начсостав основных родов войск для службы в бронесилах, начиная с командиров танков, тогда это была должность среднего комсостава, подразумевающая ношение квадратов в петлицах (см. https://photo-collector.livejournal.com/78936.html).
С 1928 по 1929 год проходил обучение на Ленинградских броневых командных курсах командир взвода 105-го стрелкового полка 35-й стрелковой дивизии Казаков Алексей Иванович, по их окончанию получил назначение на должность командира танка сводного механизированного полка МВО.
Командир взвода 298-го стрелкового полка 100-й стрелковой дивизии Пинчук Павел Ильич, пройдя обучение на курсах в 1929-1930 годах, остался командиром танка на них же, он прослужил на Ленинградских БТКУКС на различных должностях до 1941 года.

***
До 1936 года нормальные военные школы мотомеханизированных войск готовили из военнослужащих срочной и сверхсрочной службы и гражданских лиц военнослужащих среднего начальствующего состава. Однако, поскольку персональные звания или иные чины в РККА отсутствовали, курсант по выпуску мог быть назначен на должность, подразумевающую в штате категорию среднего начсостава (к-3) и только при назначении, согласно положению о прохождении службы 1928 года, ему присваивалась соответствующая категория. А уж что это была за должность, зависело только от штатов войсковых частей. В какие-то периоды, как уже было сказано при описании бронешкол, к ним могли относиться как должности командиров танков БТ, так и командиров взводов танков Т-26.
Но воинская часть не состоит из одних командиров взводов или танков, в крупных соединениях, а такие стали создаваться в мотомехвойсках РККА уже в 1930 году, были представлены все категории от к-3 до к-12. Кроме командиров с первичными званиями среднего состава (командиров взводов/танков) в новые части потребовались командиры рот, батальонов и полков, их помощники и начальники штабов и т.д., а их уже нельзя было выпустить из школ.
В деле укомплектования вновь создаваемых механизированных и танковых соединений и частей средним и старшим начальствующим составом главным инструментом стала его переподготовка, основная тяжесть которой легла на Ленинградские броневые командные курсы, в 1930 году переименованные в Ленинградские бронетанковые курсы усовершенствования и переподготовки командного состава.

Майор Овчаренко Кузьма Иванович. Помощник командира роты 220-го стрелкового полка 74-й стрелковой дивизии Овчаренко прошел переподготовку на Ленинградских броневых командных курсах в 1930 году и был назначен командиром взвода бронемашин мотоотряда 11-й стрелковой дивизии.



Ремизов Федор Тимофеевич после окончания в 1930 году ЛБКК проходил службу помощником командира и командиром 11-го автобронедивизиона, командиром 1-го механизированного полка 1-й кавалерийской дивизии Червонного казачества.



Собственно с 1930 года и началась массовая переподготовка на курсах начальствующего состава других родов войск для службы в мотомеханизированных войсках. Штатная численность переменного состава курсов в 1930-1931 учебном году составляла 555 человек. Впрочем, не все они были представителями пехоты и конницы, слушатели распределялись между несколькими отделениями, которые по-прежнему занимались усовершенствованием бронепоездников и т.п.
Организация Ленинградских БТКУКС в 1930-1931 учебном году:
- Отделение переподготовки старшего и среднего комсостава;
- Отделение усовершенствования среднего комсостава танковых частей;
- Отделение усовершенствования среднего комсостава броневых частей;
- Отделение переподготовки и доподготовки танковое;
- Отделение переподготовки и доподготовки автоброневое.

Некоторые командиры пехоты и конницы, прошедшие переподготовку на ЛБТКУКС в 1930-1931 годах и ставшие танкистами:
ФИО - Должность после окончания курсов
Абрамов Тихон Порфирьевич - Помощник командира эскадрона 12-го автоброневого дивизиона
Баданов Василий Михайлович - Командир курсантского батальона Саратовской бронетанковой школы
Кононович Дмитрий Григорьевич - Командир роты механизированной бригады им.Калиновского
Копцов Василий Алексеевич - Командир роты 1-го отдельного танкового полка
Лозовский Александр Борисович - Командир роты учебного автотранспортного батальона УВО
Мирошников Сергей Захарович - Командир разведывательной роты 37-й сд
Танасчишин Трофим Иванович - Командир учебного броневзвода мотоотряда Московской Пролетарской стрелковой дивизии
Удовиченко Кирилл Степанович - Командир танкового взвода механизированной бригады им.Калиновского
Черниенко Дмитрий Хрисанфович - Командир учебной роты отдельного танкового батальона БВО

Один из прошедших обучение на ЛБТКУКС в 1930-1931 гг. Рабинович Михаил Владимирович (до этого был начальником команды одногодичников 33-го стрелкового полка 11-й стрелковой дивизии).
Другие его фотографии я уже показывал ранее - https://photo-collector.livejournal.com/61439.html.




Выкадровка из группового фото 3-й учебной танковой бригады генерал-майора танковых войск Нэмме Августа Андреевича (командира бригады).
Командир взвода 74-го кавалерийского полка 5-й отдельной кавалерийской бригады А.А.Нэмме прошел обучение на Ленинградских БТКУКС в 1930-1931 гг. и впоследствии командовал взводом и ротой 1-го батальона механизированной бригады имени Калиновского.




Одним из слушателей, проходивших обучение на курсах в 1930-1931 учебном году был будущий Герой Советского Союза Курист Людвиг Иоганович, оставивший нам свои мемуары, в которых есть и такой фрагмент, непосредственно касающийся его учебы: «Только три года посчастливилось мне служить в полку червонных казаков. В один из дождливых осенних дней 1930 года меня вызвали к Н.Ф.Федорову.
- Мы должны выделить кандидатуру на Ленинградские бронетанковые курсы, - сказал командир полка и пытливо заглянул в глаза.
Я огорчился: неужели "кандидатом" должен стать я?
Федоров, видимо, догадался о моих мыслях и поспешил объяснить:
- Вы знаете, что армия механизируется, за бронетанковыми войсками будущее. Почему бы вам не поехать учиться в Ленинград?
Николай Федорович приветливо улыбнулся, и я понял, что им руководит только искренняя забота о моей дальнейшей судьбе. Как ни грустно было расставаться с кавалерией, я решил последовать совету Федорова.
Так начался мой путь в танковые войска. Настоящим танкистом я стал по окончании Ленинградских бронетанковых курсов усовершенствования и переподготовки командного состава – старейшей кузницы кадров бронетанковых войск. Они были укомплектованы квалифицированным специалистами – командирами и преподавателями. Упомяну имена лишь некоторых из них: начальник учебного отдела П.Я.Бубин, начальник технического цикла П.Д.Николаев, преподаватели А.И.Семенов и А.Г.Петров. Эти люди служили в бронедивизионах царской армии, впоследствии принимавших активное участие в подготовке Октябрьской революции и в боях за Советскую власть.
Преподаватели тактики передавали нам, слушателям, свой опыт применения бронепоездов и бронеавтомобилей на фронтах гражданской войны при разгроме войск Колчака, Деникина, Врангеля.
[...] Начальником курсов был потомственный путиловец А.И.Шмай. Еще совсем молодым пареньком он принимал участие в революционном движении рабочих Путиловского завода. В начале первой мировой войны был призван в царскую армию. Как хорошо освоивший специальность артиллериста, назначается старшим фейерверкером отдельной автоброневой батареи. В 1917-м произведен в прапорщики
».
.
.

Бронетанковые школы. Часть II.

В продолжение темы бронетанковых школ надо залезть в один очень сложный вопрос, который до меня, кажется, никто никогда таким образом не разбирал.
Первые такие школы создавались, когда в организации мехчастей Красной Армии происходили существенные изменения штатных расписаний, в первую очередь, вызванные пересмотром должностных категорий командиров танков и танковых подразделений. Когда только оформлялся новый род войск и в целом при составлении штатов ориентировались на «Уравнительный перечень должностей РККА» из положения о прохождении службы начсоставом 1928 года, считалось, что командиром танка или бронеавтомобиля должен быть командир 4-й категории (то есть два квадрата в петлице), командир танкового или автоброневого взвода имел уже 5-ю категорию и по три квадрата.
В процессе формирования и изучения первых опытных механизированных частей стало понятно, что к-4 для командира любого танка – это чересчур много, такая категория была в итоге оставлена только для командира трехбашенного танка Т-28. А командиры малых танков, к которым были отнесены МС-1, 6-тонный Виккерс и созданный на его базе Т-26 получили в штатах к-3, все еще оставаясь лицами среднего начальствующего состава.
Еще более кардинально вопрос был решен на заседании Реввоенсовета СССР 13 августа 1930 года. Поскольку все эти буквы и цифры в штатах (к-2, к-3, к-4) при не очень на первый взгляд большой разнице на практике давали дефицит в тысячи вакантных должностей в мотомехвойсках, которые некем было заполнить, было решено еще раз «снизить планку» и опустить на одну категорию некоторые должности. На взвод танкеток и малых танков было предложено сохранить всего одного военнослужащего среднего начсостава; во взводе средних танков – по одному среднему командиру на танк. Указанное в первом случае лицо среднего начсостава – это командир взвода, который одновременно являлся и командиром одной из боевых машин.
Командирами остальных четырех танков или танкеток, при пятитанковом взводе, стали младшие командиры (к-2). Положением о прохождении службы младшего начальствующего и рядового состава, введенным в действие приказом РВС СССР № 135 от 11 августа 1931 года, предусматривалось, что командиры малых танков, бронеавтомобилей и танкеток – это младшие командиры (к-2), а средних и больших танков – средние командиры.
Первый выпуск Орловской бронетанковой школы 1 сентября 1931 года состоялся еще по старой программе средних командиров – командиров машин в мотомехчасти. Выпуск 1 июля 1932 года в ней же – уже командиров взводов с той же самой категорией к-3.

Командиры мотомеханизированных войск со знаками различия 3-й категории (по одному квадрату на петлице) – командиры взводов или танков, вероятно, выпускники одной из бронетанковых школ.




В 1932 году, когда началось формирование механизированных корпусов и механизированных бригад, вооруженных танками БТ-2, с мест стали поступать замечания о непригодности младшего командира быть командиром такого танка. Записав условно его в категорию средних танков в тогдашней еще непересмотренной классификации и присвоив командиру категорию среднего комсостава (к-3), командование армии, а решение принималось на уровне РВС СССР, решило одну проблему (неквалифицированных младших командиров - командиров танков) и получило другую – необходимость готовить их в нормальных военных школах, поскольку средний начсостав для занятия должностей категорий к-3 выпускался именно ими.
Директивой Штаба РККА № 4/28355 от 16 октября 1932 года устанавливались следующие изменения в составе экипажей боевых машин:
- по танку БТ: командир танка не к-2, а к-3 с подготовкой в соответствующих нормальных школах;
- по танку Т-26: командир танка – младший командир исключительно сверхсрочной службы к-2.
Обратите внимание, в 1932 году в РККА было более 1000 танков Т-26 и менее 400 БТ-2, то есть первых было в 2,5 раза больше чем вторых, а количество бронетанковых школ при этом делилось между ними поровну! Потому что, одни готовили командиров взводов, а вторые – командиров танков. Такой была цена желания иметь командиром танка среднего командира (в позднейших реалиях – офицера).
В 1932 году во все штаты частей, имевших на вооружении танки БТ, были внесены соответствующие изменения, а бронетанковые школы перестраивали свой учебный процесс таким образом, чтобы выпускать командиров танков.
Данное решение создало достаточно проблем в организационном строительстве мотомеханизированных войск. В частности в первой половине 1930-х годов никак не могли найти лучшую организацию и тип боевой машины для мехчастей кавалерийских дивизий и бригад, практически каждый год они перевооружались с БТ на Т-26 и обратно. Так при перевооружении в 1933 году механизированных полков 8-й и 15-й кавалерийских дивизий по новым штатам на танки БТ командиры танков получались за счет досрочного выпуска 36 курсантов третьего курса Ульяновской бронетанковой школы, а младшие командиры – командиры танков Т-26 остались за штатом.
Поскольку это не книга, я не буду, как планировал, приводить полные списки выпускников Орловской бронетанковой школы, окончивших ее в ноябре 1934 года и назначенных командирами танков БТ в механизированные бригады, механизированные полки кавалерийских дивизий, отдельные танковые полки и батальоны корпусных школ младшего начсостава, вооруженные именно этими машинами. Скажу лишь, что военная карьера 345 этих выпускников складывалась очень по-разному. Среди них встречаются и герои Советского Союза предвоенных и военных лет, и участники гражданской войны в Испании, и заслуженные командиры бригад и полков времен Великой Отечественной войны, а есть те, кто и в конце ее носили маленькие «лейтенантские» звездочки на погонах.
Самым знаменитым из них оказался будущий дважды Герой Советского Союза Слюсаренко Захар Карпович. Из известных выпускников 1934 года можно привести также Богачева Василия Гавриловича (Герой Советского Союза 27.12.41) и Ильченко Николая Петровича (Герой Советского Союза 17.11.39).
Менее известны командир 1491-го сап Вавилов Иван Иванович, командир 1221-го сап Гладнев Петр Сергеевич, командир 61-й гвардейской тбр Жуков Николай Григорьевич, заместитель начальника штаба 5-й гвардейской ТА по разведке Коянович Анатолий Степанович, командир 516-го отдельного огнеметного тп Лобанов Нил Иванович, командир 1453-го сап Павликов Иван Дмитриевич и начальник штаба БТМВ 67-й армии Четин Петр Михайлович.

Слюсаренко Захар Карпович на выпускной «виньетке» Орловской бронетанковой школы 1934 года. Поскольку снимался еще курсантом, не имеет пока знаков различия, но по выпуску в ноябре 1934 г. был назначен командиром танка 4-го отдельного танкового полка УВО и получил первые квадраты на петлицы.



Выпускник Орловской бронетанковой школы 1934 года Понивага (Панивага) Петр Петрович. Выпустился командиром танка во 2-й механизированный полк 2-й кавалерийской дивизии. В дальнейшем командовал учебным взводом 42-го танкового полка 34-й кавалерийской дивизии.



Лейтенант Парфенов Василий Алексеевич тоже окончил Орловскую бронетанковую школу в 1934 году, в дальнейшем служил в 19-й механизированной (1-й легкотанковой) бригаде.




Так же как и Орловская, Ульяновская бронетанковая школа, специализирующаяся на танках БТ, в 1934 году выпустила своих курсантов спецнабора 1932 года командирами танков. В этом выпуске был, например, будущий генерал-майор танковых войск Духовный Ефим Евсеевич, а тогда всего лишь командир танка БТ 32-й механизированной бригады ЛВО с категорией к-3, то есть с одним квадратом на каждой петлице.

***
На особом положении находились танкисты, проходившие службу на танках Т-35. Этот танк стоял на вооружении только одного единственного отдельного учебного танкового полка УВО (с 1935 года ХВО), в силу своей «особости» не имевшего даже номера, и в 1936 году развернутого в тяжелую танковую бригаду.
Командиром танка Т-35 безусловно был средний командир, никакие треугольники в петлицах он носить не мог. Подготовкой начсостава на тяжелые танки занималось первоначально особое отделение Ленинградских бронетанковых курсов усовершенствования, затем эти функции были переданы в специальное отделение ВАММ им.Сталина.
Например, в феврале 1934 года бывшие выпускники Орловской бронетанковой школы, уже имевшие категории среднего командного состава, прошли обучение на ЛБТКУКС им.Бубнова и по окончанию были назначены командирами и помощниками командиров танков Т-35 в отдельный учебный танковый полк УВО. Командир машины при этом получал категорию к-4. Командирами танков были назначены всего два человека: Довнар Иван Константинович и Соляр Максим Иванович, помощниками командиров: Лизунов Сергей Сергеевич, Моисеенко Федор Григорьевич, Тараторкин Сергей Петрович и Хараборкин Георгий Филиппович, остальные - в распоряжение ГУ РККА с прикомандированием к оутп.

***
До этого момента речь шла о бронетанковых школах, так сказать, «командных», готовивших командный состав, имевший категории «к»: командиров взводов и танков.
Но в системе военно-учебных заведений мотомеханизированных войск было еще две школы, которые обучали младших военных техников. В данном случае это не звания и не должности, а просто указание на тот факт, что это средний начсостав с первичными категориями, занимавший должности военных техников мотомехвойск. Причем, до 1932 года, пока не появился собственно инженерно-технический состав, как категория начальствующего состава, этих командиров нельзя буквально называть техническим составом, в том смысле, как были командный состав, политико-просветительский состав, военно-медицинский состав и т.д. В штатах до момента пересмотра в 1932 году и позднее технические специалисты имели букву «к», то есть командный состав, впоследствии – «т», то есть инженерно-технический.
Первая школа была создана в 1930 году на базе военно-автомобильной школы младшего начсостава и именовалась сначала Московской школой автомобильных техников. Начальником ее был назначен помполит Ленинградских броневых курсов Черняев Василий Михайлович, политработник бронечастей с почти десятилетним стажем.
В 1932 году в Ленинграде была организована вторая школа военных автотехников для мотомеханизированных войск. Основой послужил 2-й отдельный учебный автобатальон. Начальником этой школы стал командир 2-го танкового полка ЛВО Мартынов Николай Маркович, тоже броневик с огромным стажем, бывший шофером бронемашины, командиром автобронеотряда и автобронедивизиона.
Оба ВУЗа впоследствии были ориентированы на подготовку специалистов для танковых частей и уже в 1933 году именовались школами автотанковых техников (ШАТТ). В 1934 году обе школы были переименованы в школы танковых техников (ШТТ).

Неизвестный курсант Московской школы танковых техников с шифровками своего ВУЗа на петлицах («МШТТ»). Лето 1935 г.




Потребность в технических специалистах в войсках была столь велика, что осенью 1933 года было осуществлено беспрецедентное мероприятие – обычные бронетанковые школы вместо командиров взводов (танков) выпустили танковых техников.
Приказом РВС СССР № 00581 от 28 октября 1933 года был назначен танковыми техниками в разные части РККА, вооруженные в основном танками Т-26, 191 выпускник Нижегородской бронетанковой школы имени Сталина. Тем же приказом танковыми техниками в 5-ю и 134-ю механизированные бригады и другие соединения и части, на вооружении которых стояли танки БТ, выпустились 167 курсантов Ульяновской Краснознаменной школы имени Ленина.

Выпускник Ульяновской бронетанковой школы 1933 года (как танковый техник) старший лейтенант Пищальский Евгений Павлович.



Капитан Немченко (Немченков) Пантелей Иванович в 1933 г. окончил Горьковскую бронетанковую школу и выпустился из нее техником в 46-й оадн ОКДВА.




К 1933 году штатная численность переменного состава бронетанковых школ была сильно уменьшена и составляла по сумме курсантов четырех ВУЗов 2400 человек.

Штатная численность переменного состава школ ММВ РККА на 1.06.32 г.:
Школа - Штатная численность, чел.
Орловская бронетанковая школа - 1200
Саратовская бронетанковая школа - 800
Ульяновская бронетанковая школа - 1200
Нижегородская бронетанковая школа - 1200
Московская школа военных автотехников - 850
.
.

Бронетанковые школы

В конце 1929 года Наркомвоенмор СССР утвердил бронетанковую программу, по которой мотомеханизированные войска должны были получить: пять танковых полков РГК, семь танковых батальонов для конницы, пять механизированных отрядов для нее же, три самостоятельных механизированных бригады и один батальон тяжелых танков.
Так как первоначально было принято решение о сохранении командирами малых и средних танков лиц среднего комсостава, потребность в старшем и среднем командном составе исчислялась, учитывая разнесенный на несколько лет процесс формирования новых частей: 330 человек к осени 1929, 650 к осени 1930, 1450 к осени 1931, 2250 к осени 1932 и 2750 человек к осени 1933 года. Для обеспечения этой потребности было решено расширить Ленинградские броневые курсы (о них еще будет рассказано отдельно) и сформировать новую бронетанковую школу на базе пехотной или кавалерийской.
Первой нормальной бронетанковой школой нового рода войск стала Орловская, сформированная летом 1930 года на базе Иваново-Вознесенской пехотной. Школа была рассчитана на 600 курсантов с ежегодным выпуском в 200 человек. Однако уже в 1931 году школа приняла 800 человек (все спецнабора), выпустив 187, а с 1932 года штатная численность школы была увеличена до 1200 человек. Сначала готовила комсостав на МС-1, в 1932 году их заменили Т-26, а в дальнейшем школа перепрофилировалась на танки БТ. Бронетанковой школой продолжил руководить Шаумян Сурен Степанович, бывший ранее начальником Иваново-Вознесенской пехотной школы (сын одного из 26 бакинских комиссаров Степана Шаумяна).

Слева - Шаумян Сурен Степанович, в 1930-1932 гг. начальник Орловской бронетанковой школы.
Командира справа от него определить не удалось. Возможно, помощник начальника школы по политической части Александров Александр Иванович.





Приказ Наркомвоенмора и Председателя РВС СССР
№ 017127/СС 22.02.1930 г.
[...]
2. Осенью 1930 г. сформировать бронетанковую школу путем переформирования Иваново-Вознесенской школы в г.Орле. Переформирование указанной школы не должно повлечь сокращения выпуска пехотных командиров из школ, для чего, существующие школы необходимо увеличить в переменном составе из расчета покрыть выпуск Иваново-Вознесенской школы. Срок обучения в бронетанковой школе определяется 3 года.
[...]
4. В отношении бронетанковой школы приказываю:
а/ все казарменное оборудование, а также и оборудование специальных классов для практических занятий закончить к 1 сентября 1930 г.
б/ комплектование постоянного состава школы произвести за счет выделения комсостава из броневых частей и путем командирования на стажировку в период лета 1930 г. не менее 20 командиров из числа оканчивающих военные академии весной 1930 г. с тем, чтобы осенью их назначить для работы в школу и вновь формируемые бронетанковые части;
в/ комплектование переменного состава школы произвести следующим образом:
Старший класс – курсантами среднего класса пехотных и кавалерийских школ;
Средний класс – курсантами младшего класса пехотных и кавалерийских школ;
Младший класс – на общих основаниях с прочими ВУЗ"ами;
г/ подбор курсантского состава произвести с учетом имеющихся у них более родственных специальностей по мотору внутреннего сгорания и токарно-слесарному делу.
[...]
Ворошилов


В январе 1931 года на базе Саратовской школы переподготовки начсостава запаса была создана вторая бронетанковая школа (Саратовская БТШ), тоже численностью переменного состава в 600 курсантов. Начальником школы остался Спильниченко Семен Аввакумович, руководивший ею в разных ипостасях с 1926 года и уже ставший известным как автор книги 1928 года «Бронесилы». В 1931 году школа приняла по спецнабору 500 человек курсантов, а с 1932 года штатная ее численность составляла уже 800 человек. Основное предназначение школы – подготовка командиров танковых взводов, первый выпуск которых был произведен в 1933 году. Но еще в 1932 году было выпущено две тысячи человек младшего начальствующего состава (механиков-водителей танков), проходивших обучение при школе. Первыми боевыми машинами на вооружении школы были танки МС-1, в дальнейшем школа перепрофилировалась на Т-26.

Управление ВУЗ
№ 04807-сс 27.01.1931 г.
Начальнику Краснознаменной Саратовской школы переподготовки начсостава запаса РККА тов.Спильниченко

По распоряжению НКВМ вверенная Вам Саратовская школа должна быть переформирована в Броне-Танковую школу.
В соответствии с этим Вам надлежит:
1) Закончить переподготовку командиров запаса 15 февраля. Больше нарядов не будет.
2) Переформирование начать 15 февраля и закончить 1 июня с.г.
[...]
4) К 15 февраля послать в Ленинград на Броневые Курсы для переквалификации 30 преподавателей, срок обучения не более 3 месяцев.
5) К 5 февраля послать 50 человек красноармейцев во 2-й танковый полк для подготовки из таковых механиков-водителей. Срок обучения 4-5 месяцев.
[...]
Начальник УВУЗ ГУ РККА А.Тодорский


Тренажеры для наведения танковых пушек Саратовской бронетанковой школы.




Весной 1932 года, когда уже стали понятны планы по развертыванию в мотомехвойсках двух новых механизированных корпусов, шести отдельных механизированных бригад, танковых частей пехоты и конницы, создаются еще две школы: на базе стрелково-артиллерийской в Ульяновске и пехотной в Нижнем Новгороде. Как и у двух первых, Орловской и Саратовской, начальниками новых бронетанковых школ оставили уже занимавших эти должности в старых школах Жабина Николая Иванович и Живина Николая Ивановича.
Танками, изначально поступившими на вооружение школ, были первенцы советского танкостроения МС-1, но уже в начале 1933 года в Ульяновске их вытеснили танки БТ, а в Нижнем Новгороде (с 1932 года – Горьком) – танки Т-26.
На переформирование пехотных школ в бронетанковые отводился значительный срок, за это время преподаватели профильных дисциплин, которые еще недавно были пехотинцами, проходили переподготовку на бронетанковых курсах. Например, в 1930 году обучался на Ленинградских бронетанковых курсах им.Бубнова преподаватель Иваново-Вознесенской пехотной школы Белоглазов Алексей Степанович, ставший преподавателем Орловской бронетанковой школы. С февраля по май 1931 года прошел обучение на ЛБТКУКС преподаватель Саратовской школы переподготовки начсостава запаса Лавринович Вацлав Брониславович, оставленный преподавателем в новой бронетанковой школе. Прошел переподготовку на Московских КУКС мотомехвойск преподаватель той же школы, а затем командир батальона курсантов в ней Чупрыгин Даниил Семенович.

Подполковник Сизов Николай Сергеевич, руководитель (преподаватель) Саратовской школы переподготовки, а затем бронетанковой школы с 1928 года.




Строевой командный состав, командиры курсантских подразделений и т.п., как правило, переквалификацию не проходили, становились танкистами просто по факту службы в учебном заведении ММВ РККА. Командовал батальоном Иваново-Вознесенской пехотной школы еще с 1925 г. Арефьев Сергей Иванович, он же с 1930 года стал командиром курсантского батальона Орловской БТШ. Начальником штаба Нижегородской пехотной школы с 1931 года был Лямцев Анатолий Семенович, бывший командир стрелкового полка в 14-й сд, он остался на этой должности и в бронетанковой школе, прослужив там до 1936 года, переквалификацию на курсах тоже не проходил.
Назначались в школы и опытные специалисты, с тех же Ленинградских бронетанковых курсов, которые являлись не только основным центром переподготовки командных кадров, но и основным источником преподавательского состава для вновь формируемых ВУЗов мотомехвойск РККА.
Частично оставался в школах при переформировании и переменный состав, он менял профиль обучения и выпускался уже командирами-танкистами. Например, Ульяновская и Горьковская школы, как бронетанковые существовавшие только с весны 1932 года, в ноябре 1933 года должны были выпустить: первая – 62 курсанта «нормального» набора, принятых 1 октября 1930 года, вторая – 80 принятых 1 октября 1930 года и 145 принятых 1 мая 1931 года. Понятно, что поступили эти курсанты еще в пехотные школы, а оканчивали уже бронетанковые.

Курсанты Орловской бронетанковой школы. Некоторые еще с малиновыми петлицами Иваново-Вознесенской пехотной школы на воротниках рубах, в том числе с шифровками «ИВПШ». Около 1930 года.



Неизвестные курсанты Орловской бронетанковой школы им.Фрунзе. Июль 1932 года.



Практические занятия по переправе танка МС-1 в Орловской бронетанковой школе. Начало 1930-х годов.




Выпускники Ульяновской бронетанковой школы им.Ленина Н.И.Удалов, И.П.Кудряшов и А.Г.Зарубин. Май 1934 года.


.
.

Пулеметчики

Еще одна фотография с пулеметными эмблемами приехала.
Интересность ее, во-первых, в том, что очень четко виден пулемет (второго типа). Во-вторых, это не армия, а войска ОГПУ.



Выкадровка


.
.

Военная академия механизации и моторизации РККА им.Сталина. Часть III

С момента создания самостоятельной академии механизации и моторизации в нее продолжила набираться гражданская молодежь вообще без опыта службы, более того, среди них было немалое количество женщин! Первые такие слушатели были переведены в академию из автотракторного института им.Ломоносова, обращенного на формирование ВАММ, но гражданские лица, как мужчины, так и женщины, набирались в нее и в дальнейшем. Не имея служебных категорий среднего или старшего начальствующего состава, сначала такие слушатели носили в петлицах шифровки «ВАММ», «ВА» или вообще пустые красноармейские петлицы, затем получали категорию т-3 и соответствующие знаки различия – один квадрат.
Вспоминает слушатель первого набора генерал-полковник-инженер Толоконников Лев Сергеевич: «31 мая 1932 г. был подписано приказ Реввоенсовета о зачислении нас в ряды Красной Армии. Мы – это студенты военно-конструкторского и военно-промышленного факультетов Московского автотракторного института имени М.В.Ломоносова. [...] Вскоре нас одели в военную форму, на петличках которой вместо знаков различия был прикреплен трафарет ВАММ, что означало "Военная академия механизации и моторизации". Так 1 июня 1932 г. началась моя военная служба [...] Весной 1934 г. мы сдали экзамены и получили первое командирское звание – командир взвода».

Неизвестный слушатель одного из инженерных факультетов ВАММ им.Сталина, возможно, бывший студент гражданского ВТУЗ. Не имея категории начальствующего состава, носит в петлицах шифровку «ВА». Москва, 1935 год.



Слушатель ВАММ им.Сталина Колосов(?). 26 января 1934 г. Шифровка "ВАММ" на петлицах говорит о том, что он набран из гражданских лиц и не имеет категории среднего или старшего командного состава.



Из выпускного альбома промышленного факультета академии, куда так стремился гражданин И. - https://photo-collector.livejournal.com/77667.html. Москва, 1935 г.
Видно, что слушатели (и слушательницы) имеют по одному квадрату на петлицах, то есть уже получили первую свою категорию (видимо, т-3).




Кроме слушателей во вновь образованную академию в начале 1930-х годов попало множество гражданских преподавателей, в первую очередь из автотракторного института им.Ломоносова. Большинство преподавателей было зачислено в кадры РККА и получило соответствующие знаки различия по штатной категории. Сменили пиджаки на гимнастерки и надели петлицы с ромбами вчерашние гражданские люди, которые к армии не имели вообще никакого отношения, многие из них при переаттестации и присвоении персональных званий были переведены на положение вольнонаемного состава.
А всего же из автотракторного института (в том числе его Рабфака) было зачислено в кадр РККА 160 человек постоянного начальствующего состава и 977 переменного, то есть слушателей. По данным академии 1932 года (абсолютные числа несколько расходятся с информацией из исторического формуляра) порядка 56% слушателей никогда не служили в армии. Не лучше дела обстояли и с постоянным составом: «Профессорско-преподавательский состав перешедший из бывшего Автотракторного института, имеет большую техническую квалификацию при недостаточном знании основ военного дела, что требует особых мероприятий по военизации этого состава».

Профессор ВАММ им.Сталина Грачев Константин Федорович. Впоследствии начальник кафедры брони ВАММ на положении вольнонаемного состава.



Профессор ВАММ им.Сталина Кривоухов Василий Александрович, впоследствии начальник кафедры Московского станкоинструментального института.



Когда образовывалась академия механизации и моторизации, в нее набирали не только преподавателей профильных инженерных специальностей, таких как технология металлов, электрооборудования или двигателей, но и профессорско-преподавательский состав общевойсковых дисциплин, тактики мотомехвойск, службы тыла и т.п., необходимых для обеспечения учебного процесса на командном факультете. Основным источником для этого, кроме факультета механизации и моторизации ВТА им.Дзержинского (откуда перешли 23 руководителя (преподавателя) и 17 адъюнктов), стали кадры Военной академии РККА им.Фрунзе. Из нее пришли начальники циклов, кафедр и преподаватели (руководители), такие как Кирпичников Алексей Владимирович или Сухов Василий Гаврилович. Существенно пополнился штат руководителей за счет слияния с академией в 1933 году Московских курсов усовершенствования комсостава мотомехвойск РККА. Пришедшие оттуда преподаватели сами еще недавно относились к курсам «Выстрел».

Начальник оперативно-тактического цикла ВАММ им.Сталина Кирпичников Алексей Владимирович.



Первым начальником академии стал помощник командующего Белорусским военным округом Зонберг Жан Францевич, правда, уже в следующем году он был переведен на должность инспектора по военной работе ОСОАВИАХИМ при НКО СССР. А военную академию механизации и моторизации РККА возглавил пришедший с той же самой должности помощника командующего БВО Германович Маркиян Яковлевич.
Помощником по политической части начальника академии с момента ее образования и до 1935 года служил Петухов Иван Павлович, бывший помощник начальника Политуправления РККА. В феврале 1935 года его сменил секретарь Наркома обороны СССР Антонов Михаил Антонович, в 1920-ее годы бывший комиссаром 10-го стрелкового корпуса.
Начальником штаба академии в 1932 году был назначен преподаватель ВТА им.Дзержинского Рудинский Николай Сергеевич, бывший заместитель начальника штаба ЛВО.

Бывший помкомвойск БВО Германович Маркиян Яковлевич, в 1933-1936 годах начальник ВАММ им.Сталина.



Командиры и слушатели ВАММ им.Сталина на первомайском параде 1935 года. Впереди строя - начальник штаба академии Рудинский Николай Сергеевич.



Слушатели промышленного факультета ВАММ им.Сталина. С орденом Красного Знамени сидит начальник и военком факультета Соломко Сергей Трофимович, бывший ранее начальником политотдела особой кавалерийской бригады им.Сталина.


.
.

Военная академия механизации и моторизации РККА им.Сталина. Часть II

Еще на факультете механизации и моторизации Военно-технической академии им.Дзержинского существовали отделения командно-строевое и командно-техническое, готовившие соответственно командиров и военных инженеров. С самого начала существования факультета (с 1929 по 1930 год – автобронетанкового отделения ВТА им.Дзержинского) основным способом комплектования слушателями-инженерами стала мобилизация гражданских лиц.
Уже 28-29 ноября 1929 года для укомплектования автобронетанкового отделения комиссией при Ленинградском обкоме был произведен отбор студентов 3-го курса Ленинградского технологического института в количестве 25 человек. Как сообщал 8 января 1930 года начальник ВТА им.Дзержинского помощнику начальника мобилизационно-планового управления ВСНХ Шпекторову «Академия, не дожидаясь оформления, уже произвела обмундирование отобранных в военную форму и с 6-го сего января начала учебные занятия». Выпустились они в сентябре 1931 года и все, кроме двоих, оставленных адъюнктами на факультете (Барласова Льва Семеновича и Бершадского Григория Александровича), были направлены на работу в военную промышленность.
В октябре 1930 и октябре 1931 годов уже на мотомехфакультет были переведены 162 студента высших гражданских технических учебных заведений сходного профиля обучения (автодорожных, машиностроительных и т.п.).
Приказом РВС СССР № 992 от 25 ноября 1931 года на службу в РККА с зачислением слушателями 3-го и 4-го курсов факультета механизации и моторизации ВТА им.Дзержинского были определены 80 студентов Московских автодорожного и автотранспортного, Ленинградских автодорожного, машиностроительного и кораблестроительного, Харьковских автодорожного и машиностроительного институтов, Московского института сельскохозяйственного машиностроения, Ленинградского института механизации социалистического земледелия, института машиностроения имени М.И.Калинина.
Среди них был, например, студент Московского автотранспортного института Косарев Александр Иванович, который выпустился из ВАММ им.Сталина уже в мае 1934 года. Проучившись всего два с половиной года, он был назначен начальником мастерских 15-го механизированного полка 15-й кавалерийской дивизии Забайкальской группы войск ОКДВА.
Еще раньше, в 1933 году, окончил обучение в мотомехакадемии студент Ленинградского кораблестроительного института Петров (Петров-Горелько) Михаил Иванович. Он показал на службе в АБТВ РККА такие блестящие результаты, что в 1938 году был зачислен слушателем Академии Генерального Штаба, а по ее окончании занимал крупные штабные должности в танковых войсках. Про него я уже писал в ЖЖ - https://photo-collector.livejournal.com/39096.html

Бывший студент Харьковского машиностроительного института, с ноября 1931 года слушатель факультета механизации и моторизации ВТА им.Дзержинского Тимченко Федор Никитич. Впоследствии начальник научно-исследовательского отделения и младший преподаватель кафедры танков ВАММ им.Сталина.



Бывший студент того же Харьковского машиностроительного института Кузнецов Леонид Никифорович. Впоследствии инженер-полковник, начальник 3-го отдела мобуправления ГОУ ГШ.


.
.

Военная академия механизации и моторизации РККА им.Сталина

Давеча мы говорили о курсах технического усовершенствования высшего и старшего начсостава, что через них в танковые войска попадали представители других воинских "профессий", но это был, конечно, не основной канал поступления новых кадров. Гораздо больше их пришло, окончив высшее учебное заведение мотомехвойск – Военную академию механизации и моторизации РККА, с 1933 года носившую имя Сталина (ВАММ им.Сталина).
Сама академия была образована в 1932 году на базе факультета механизации и моторизации Военно-технической академии им.Дзержинского (ВТА им.Дзержинского), существовавшего с 1930 года, и Московского автотракторного института им.Ломоносова и первоначально имела четыре факультета: один командный и три инженерных (промышленный, конструкторский и эксплуатационный).
Впоследствии на командный факультет для получения высшего военного образования набирался начсостав из войск, уже имевший опыт службы и персональные звания с соответствующими знаками различия. Годы спустя командный факультет перестал быть «пропуском» в танковые войска, те, кто на нем проходили обучение, как правило, уже были танкистами.
А первоначально на факультет механизации и моторизации ВТА им.Дзержинского, а затем в ВАММ им.Сталина на командный факультет поступали военнослужащие из пехоты, конницы, артиллерии и т.д., что было вполне объяснимо, ведь численность мотомехвойск была невелика. Например, в списке кандидатов, отобранных окружной комиссией Ленинградского военного округа для приема на факультет механизации и моторизации ВТА им.Дзержинского, из 39 человек только трое служили в мотомехвойсках, остальные – в пехоте (9 человек), артиллерии (17 человек), железнодорожных войсках (6 человек) и инженерно-саперных частях (4 человека).

Слушатели факультета механизации и моторизации Военно-технической академии РККА им.Дзержинского. 1932 год.
Опознан только слушатель Панфилов Алексей Павлович (сидит второй справа, 10-я категория).




Слушатель ФММ ВТА им.Дзержинского или ВАММ изучают устройства станкового пулемета Максима. Один из них - Панфилов Алексей Павлович.



Слушатели ВАММ на полевом выходе. Один из них - Гетман Андрей Лаврентьевич.




Приказами РВС СССР № 0445 и 0446 от 25.11.31 г. 84 человека, лиц начальствующего состава РККА, были зачислены на первый курс факультета механизации и моторизации ВТА им.Дзержинского в ноябре 1931 г. Лишь несколько человек имели до поступления отношение к мотомеханизированным или авточастям, остальные были или пехотинцами, или артиллеристами, или кавалеристами, или связистами, в том числе и политработниками этих частей. Среди них: командир взвода 8-го кавалерийского полка Альбов Федор Васильевич, командир саперно-маскировочного взвода 8-го Кавказского стрелкового полка Аргузов Михаил Владимирович, командир 75-й батареи береговой обороны Черного моря Биберган Давид Абрамович, помощник командира батареи 1-го корпусного артиллерийского полка Божко Пантелей Ефимович, ответственный секретарь бюро ВКП(б) Военно-топографической школы Былич Григорий Иванович, курсовой командир Закавказской пехотной школы Горнашевич Иван Григорьевич, командир роты 22-го отдельного пулеметного батальона Гуревич Хаим Менделевич, командир прожекторного взвода 20-го авиационного парка Задорожный Петр Петрович, командир роты 1-го железнодорожного полка Леонов Михаил Трофимович, начальник 4-го сектора политуправления ПриВО Соловой Сергей Авдеевич и другие.
В данном случае мы имеем дело с т.н. «индивидуальными» переходами, когда командиры персонально отбирались для обучения в высшем ВУЗе нового рода войск или сами изъявили такое желание.
Таким образом, через мотомехакадемию попали в танковые войска, это лишь некоторые примеры (год поступления в академию, с какой должности пришел, на какую должность назначен):
Гетман Андрей Лаврентьевич - 1932 - Начальник полковой школы 121-го сп 41-й сд - Начальник 5-го отдела штаба 7-го мк
Гриценко Дмитрий Максимович - 1933 - Помощник командира дивизиона 99-го ап 99-й сд - Начальник 1-го отделения штаба 31-й мбр
Иванов Сергей Алексеевич - 1933 - Начальник штаба 5-го зенитно-артиллерийского полка - Начальник штаба 17-й мбр
Кульвинский Павел Васильевич - 1933 - Помощник командира батареи Омской пехотной школы - Начальник штаба утб 13-й мбр
Мальцев Семен Петрович - 1933 - Начальник строительства Балаклеевского артиллерийского завода - Ид начальника 1-й части штаба 8-й мбр
Меньшов Василий Владимирович - 1930 - Командир батареи 105-го сп 35-й сд - Начальник штаба тб 9-й мбр
Митрофанов Василий Андреевич - 1933 - Начальник штаба 13-го сп 3-й Туркестанской сд - Начальник 2-го отдела штаба 15-го тк
Орленко Тимофей Семенович - 1931 - Ид начальника полковой школы кп - Командир тб 13-й мбр
Панфилов Алексей Павлович - 1931 - Помощник военного прокурора ЛВО - Военный комиссар НИАБТ полигона
Потатурчев Андрей Герасимович - 1930 - Командир дивизиона 118-го ап - Командир утб 5-й тбр
Пупко Леонид Геннадьевич - 1931 - Помполит батареи адн 82-го сп 28-й сд - Начальник штаба 1-й тбр
Рабинович Леонид Юделевич - 1931 - Политрук роты 137-го сп 46-й сд - Адъютант старший 1-го тб 5-й тбр
Романов Вадим Гаврилович - 1932 - Начальник участка 51-го управления строительных работ - Командир 31-го мп 31-й кд
Рудченко Григорий Сергеевич - 1933 - Начальник 3-й части штаба 17-го ск - Старший преподаватель тактики Ярославского АТУ
Семенюк Михаил Андреевич - 1931 - Командир батареи артдивизиона 44-го сп 15-й сд - Командир отб 70-й сд
Серов Александр Михайлович - 1931 - Курсовой командир военно-теоретической школы летчиков - Начальник штаба 31-го мп 31-й кд
Синенко Максим Денисович - 1931 - Военный комиссар 100-го ап 100-й сд - Командир тб 19-й мбр
Скляров Иван Андреевич - 1931 - Курсовой командир 2-й Ленинградской артшколы - Начальник штаба 30-го мп 30-й кд
Чернобай Семен Панкратьевич - 1931 - Помощник начальника связи СКВО - Командир 8-го мп 8-й кд
Черняховский Иван Данилович - 1931 - Командир батареи 17-го кап - Начальник штаба тб 8-й мбр
Чистяков Константин Константинович - 1933 - Начальник полковой школы 73-го кп 8-й кд - Командир 7-й мббр
Швецов Константин Федорович - 1935 - Командир учебного батальона 170-го сп 57-й сд - Помощник командира 21-й тбр

Пупко Леонид Геннадьевич в бытность преподавателем Харьковского бронетанкового училища.



Из генеральского альбома. Скляров Иван Андреевич



Из генеральского альбома. Чистяков Константин Константинович



Начальник штаба 10-й танковой дивизии подполковник Породенко Владимир Сергеевич. В 1931-1936 гг. - слушатель ВТА им.Дзержинского и ВАММ им.Сталина. В академию пришел с должности преподавателя школы Червонных старшин.


.
.